$ 63.96
€ 71.92
21 апреля 2019 года,
Главная > Воровство нефти в России набирает обороты в условиях недостаточного уголовного преследования преступников
Воровство нефти в России набирает обороты в условиях недостаточного уголовного преследования преступников
22.03.2019, 11:03

В чем отличие «преступной группы» от «преступного сообщества»? Отличный вопрос для викторины. Пока вы над ним размышляете, расскажем о суде в Саратове.

Балаковский районный суд Саратовской области вынес приговор девяти жителям Самарской области по делу о хищении нефтепродуктов из нефтепровода, передал Интерфакс.

По версии следствия, инцидент произошел в ночь на 27 сентября 2017 года в Духовницком районе области. «Заранее подыскав тягач, цистерну, сварочный аппарат и другие устройства, группировка совершила незаконную врезку в нефтепровод «Куйбышев-Лисичанск», принадлежащий АО «Транснефть-Приволга», перекачали 27 тонн»,- говорится в сообщении.

Злоумышленники, уже налившие нефть в полуприцеп-цистерну, были задержаны сотрудниками полиции. Суд квалифицировал действия группы по ч.3 ст.30 и п.а ч.4 ст.158 УК РФ (покушение на кражу чужого имущества в крупном размере организованной группой) и назначил пятерым подельникам от 1 года 1 месяца до 2 лет 6 месяцев колонии строгого и общего режимов. Еще четыре участника группы получили различные сроки лишения свободы условно за активное содействие полиции в расследовании преступления.

В сообщении говорится о преступлении, совершенном «организованной группой». А вот если бы суд сделал вывод о наличии «преступного сообщества», то был бы обязан применить статью 210 УК РФ − «Организация преступного сообщества (преступной организации)». А по ней за сам факт организации преступного сообщества (даже если никакого преступления еще не совершено) организатор получает до 20 лет лишения свободы, а участник до 10 лет.

Поэтому правильный ответ на разницу между «преступной группой» и «преступным сообществом» звучит как «десятикратная разница в сроках». Занятная лингвистическая загадка.

Ни в одном случае воровства нефти и дизеля из магистральных трубопроводов россиянские суды не применили ст. 210. Даже когда топливо воровала крупная организованная банда в течение многих лет с разветвленной сетью исполнителей – от устройства врезок до сбыта топлива,как пример банда «Спортсменов» в Ленинградской области. Три года следствие собирало доказательства обширной преступной деятельности банды, а судья Дмитрий Петров из Тосненского суда применил ст. 158 о краже, и отпустил всех «спортсменов» на свободу в зале суда.

В год в России совершается около 300 криминальных врезок (это только те, которые удается обнаружить). И число врезок не сокращается, а число врезчиков растет. Все чаще люди, освобожденные с условными сроками, или отсидевшие месяц-другой за врезку в колонии, снова возвращаются к доходному и не слишком опасному ремеслу. Дошло до того, что за криминальной врезкой поймали женщину. Скоро, глядишь, врезками займутся старшеклассники.

До реальных наказаний преступников доходит около 3% возбужденных по фактам врезок уголовных дел. Для сравнения: раскрываемость квартирных краж 20-40%.Даже если вас поймают, вам грозит условное наказание или год в СИЗО. Лишь бы суд написал, что воровали «группой», а не «сообществом». Но поскольку каждый рейс бензовоза с ворованным топливом приносит до миллиона рублей, денег у ваших нанимателей хватит, что суд не заморачивался с лингвистикой.