$ 62.55
€ 69.86
15 декабря 2019 года,
Главная > Предприниматель Евгений Коваленко рассказал, по какой причине он оказался в тюрьме
Предприниматель Евгений Коваленко рассказал, по какой причине он оказался в тюрьме
14.11.2019, 00:46

Здравствуйте! Меня зовут Евгений Коваленко, я заключенный. Никогда в своей жизни я не думал и не предполагал, что мне придется сказать такое и представиться в подобном статусе. Также, будучи много лет слушателем «Эхо Москвы», я не думал, что мне когда-то придется выступить в качестве автора/блоггера.  Но случилось и то и другое. В настоящий момент я  — заключенный и пишу этот первый в своей жизни блог в  камере. Сделать это меня побудило то, что моя история, упомянутая недавно на сайте радиостанции (https://echo.msk.ru/blog/v_rashkin/2529023-echo/), собрала почти трехсоттысячную аудиторию. Мне сообщили об этом вначале сотрудники СИЗО, где я нахожусь в ожидании  апелляции, а затем и мой адвокат, который принес мне распечатку статьи  с данными «счетчика» о количестве людей, которые прочитали этот материал. Вначале я не поверил своим глазам. Потом, перечитывая распечатку материалов и комментариев с сайта «Эха», я мысленно благодарил всех, кто выразил мне поддержку или хотя бы узнал о моей ситуации. Позже я подумал, что должен как минимум что-то ответить, сказать, поблагодарить, а возможно и рассказать – о том, что случилось со мной, и о том, что будет происходить дальше – на этом этапе моей жизни. В конце концов, из любого опыта нужно извлекать какие-то полезные уроки. Как показывает жизнь, к сожалению, мой опыт не уникален. Наверное, нет в России предпринимателя, коммерсанта, который застрахован от того, чтобы оказаться на моем месте.

Своё дело я начал, когда мне было уже за сорок. До этого я работал водителем, строителем, руководил бригадами, был начальником баз и участков, трудился на вахтах в Нефтеюганске и Новом Уренгое. Вероятно, в современном мире, это неподходящий возраст «для старта». Но у меня так получилось: вначале организовал собственную строительную фирму. А позже взял кредит в «Сбербанке», купил два участка земли в Подмосковье и построил небольшое, но успешное складское хозяйство со всей сопутствующей инфраструктурой. Не могу сказать, что создание собственного дела оказалось каким-то подвигом. Не сложнее и не легче, чем управлять базой в вахтенном поселке или работать  бригадиром на стройке. Я привык работать, так что рассказывать сказки о том, как тяжело пришлось начинать, и с какими неимоверными препятствия столкнулся – не буду. Кредит в «Сбербанке» я вообще получил без особых проблем. И да, чтобы его выплачивать, пришлось учиться многому: я даже заочное экономическое образование начал получать.  Не могу сказать, что государство мне, представителю малого бизнеса, как-то особенно помогало. Но и не душило. Проверяющие органы приходили – но нарушений не было, и взятки никто не вымогал. Да, налоги, отчисления – но а как по-другому? Я справлялся. И за десять лет поднял свое хозяйство, проблем с выплатой кредита никогда не возникало. Бизнес работал так, что хватало на удовлетворение всех жизненных потребностей.  Построили с женой свое жилье, ездили всей семьей отдыхать каждый год, страха перед будущим не было, появилась какая-то уверенность.

«Мой маленький плот», свитый из скромных планов, надежд на свои руки и голову, уверенности в правильности избранного пути, любви моих детей и жены – налетел на  айсберг государственной машины в 2015 году. На самом деле, вначале я даже не понял, что произошло. В то время я обратился в независимую компанию,  занимающуюся проведением судебных и внесудебных строительно-технических, землеустроительных, трасологических экспертиз, а так же оказывающую юридические услуги бизнес-организациями.  Я собирался узаконить теплотрассу и линию электропередач, которые я построил на своем участке за свои средства.  Формально – это была моя самовольная постройка. И вот тут начались «странности». «Проснулись» мои соседи – предприятие, являющееся дочерней структурой алкогольного монополиста, занимающееся сбытом его продукции. Появились с «заманчивыми» предложениями какие-то малопонятные люди. Вначале мне предложили подключить к моей теплотрассе соседнее «алкогольное складское хозяйство. Я отказался. Потом мне дали понять, что мое хозяйство оказалось в сфере интересов одного «авторитетного» депутата и мешает его планам по развитию территории в Ленинском районе московской области. Моя пролетарская прямота, с которой я ответил, «переговорщикам», видимо, не понравилась тем, кто их отправил. Это я понял, когда на меня и на помогавшего мне юриста Сергея Якушева возбудили уголовное дело. Это произошло в 2017 году.

В течение года мы регулярно ходили на допросы. Мне казалось, что всё это какое-то недоразумение. Единственное, в чем меня можно было обвинить, это в самовольной постройке двух линейных объектов у себя на участке. Это не предполагает уголовной ответственности. Но следствие все продолжалось.   Я был «закрыт» внезапно, перед новым, 2018 – м годом, в день серебряной свадьбы. Случайны ли это, как и многие другие совпадения? Не знаю. Пройденный жизненный путь отучил меня верить в случайности, особенно, когда их происходит несколько. Стремительно я стал обвиняемым и был заключён под стражу. Следователь Орлова предлагала мне свободу в обмен на признательные показания. Признаваться мне было не в чем. И наступила тишина. Несколько месяцев не проводилось никаких следственных действий с моим участием. Я оказался в СИЗО Волоколамска.

В    июле 2018 года обвинение было предъявлено и  юристу Сергею Якушеву. По словам Сергея, ему предлагали дать ложные показания против меня, либо грозили длительным тюремным сроком.  Я, понимая, что Сергей здесь не при чем, сам просил его в КПЗ Видного подписать любые показания. Он отказался, сказав, что не сможет нормально жить после этого. Через сутки после того, как Сергея Якушева заключили под стражу, не выдержав удара судьбы и проведённого накануне дома обыска, в порыве отчаяния его жена  Татьяна совершила самоубийство. Старший лейтенант юстиции – Орлова и её начальник Шабалкин даже не отпустили Сергея Якушева на похороны жены. Даже эта  чудовищная по степени трагизма ситуация стала предметом «сделки со следствием», от которой  Сергей отказался.

Следствие было закончено осенью 2018 года.  Когда в ноябре 2018 года моё и Сергея Якушева дело поступило в суд, не буду лукавить, у меня были определённые надежды на справедливость. Оно попало на рассмотрение судьи Волчихиной М.В., которая известна как судья с многолетним стажем деятельности. Слышал и негативные отзывы, но первоначально хотелось верить в лучшее, поскольку наше с Якушевым дело явно выдавало злоупотребления следствия, и было не понятно, как и зачем судье вынесением приговора брать на себя ответственность за следствие и прокуратуру, которая утвердила обвинительное заключение. Приговор был оглашён 19  сентября 2019 года – ровно в день моего  рождения.  Уж не знаю, случайно так совпало, или кто-то постарался с «подарком. Я получил 7 лет лишения свободы, а юрист Сергей Якушев 5 лет.

Суд вынес свое решение несмотря на то, что на заседаниях по делу так и не были представлены доказательства, что кто-то помимо меня может обладать правами на 150 метров труб и проводов, находящихся на моем участке. Как такое возможно – даже не в силу закона, а в силу здравого смысла – я лично объяснить не могу. Судебная ошибка? Вряд ли.

Раньше, сталкиваясь с фактами давления на бизнес, с информацией о заказных уголовных делах и управляемых судах – я считал, что это все где-то далеко и не касается меня. Оказалось,  касается. Лично меня. И может коснуться любого.   Возможно, поэтому я не хочу молчать и хочу добиваться справедливости и законного решения по своему делу. Возможно, то, что случилось со мной – это результат того, что я слишком часто закрывал глаза на откровенный беспредел и беззаконие, игнорируя очевидное. Возможно, моя история заставит задуматься кого-то, кто предпочитает не замечать зла.