$ 77.03
€ 91.34
22 октября 2020 года,
Главная > В детский дом надо приезжать, как к ребятам во дворе: «Привет, пацаны, давайте в футбол поиграем»
В детский дом надо приезжать, как к ребятам во дворе: «Привет, пацаны, давайте в футбол поиграем»
5.10.2018, 11:31

Есть ли мода на волонтёрство, как помогать правильно, почему нельзя приезжать в интернаты с жалостью и планшетами и при чём тут Олимпиада в Сочи – рассказывает Дарья Манакова, исполнительный директор «Клуба волонтёров».

Дарья, «Клуб волонтёров» существует 11 лет. Можете коротко описать, с чего всё началось, какой путь был проделан за это время?

«Клуб» вырос из инициативы неравнодушных людей. В 2007 г. несколько друзей собрались и поехали в Сафоновскую школу-интернат в Смоленской области: привезли продукты, кое-что отремонтировали, поиграли с детьми. Затем «Клуб волонтёров» превратился в сообщество друзей друзей, постепенно стали присоединяться новые люди. За 11 лет через нашу организацию прошли почти 30 тыс. волонтёров, мы поддерживаем 23 детских учреждения и 2 психо-неврологических интерната (ПНИ) для взрослых.

Основная миссия «Клуба» – дружба и общение с детьми, их поддержка. Приехать и провести день как друг и товарищ: поговорить с ребёнком, позаниматься с ним, провести мастер-класс, поиграть в футбол. Когда дети попадают в интернат, у них возникает травма: «Я брошен, никому не нужен, я хуже, чем обычный ребёнок». Задача наших волонтёров –показать, что он такой же ребёнок, как все. Волонтёр становится примером успешного человека. Это молодые, работающие люди, они показывают: «Ты можешь стать таким же, как я, только для этого нужно вырасти и выучиться».

Вы проводите около 200 мастер-классов. Это художественно-творческая деятельность или прикладные навыки, которые потом пригодятся в жизни?

Мастер-классы абсолютно разные. Художественные, прикладные, приготовление еды, социализация, беседы на взрослые темы, рассказы о профессиях, квесты, познавательные игры. Программы готовятся с учётом возраста детей. Второй критерий – где какие дети находятся, потому что есть коррекционные интернаты и пр. Ребята везде разные.

Оказываете поддержку тем молодым людям, которые уже покинули детский дом?

Плотной работы с выпускниками у нас нет.  Это индивидуальная поддержка, когда у наших волонтёров возникает дружба с детьми, пока они в интернате, потом ребёнок выпускается и волонтёр продолжает поддерживать отношения.

То есть у ребёнка появляется взрослый друг?

Да, именно взрослый друг, который видит ситуацию изнутри, что очень важно. Наши ребята знают, что помогать нужно не материально, лучше дать совет, поддержать, чему-то научить уже во взрослой жизни.

А ПНИ как поддерживаете?

Это направление у нас появилось лет 5 назад. Там люди с серьёзными заболеваниями: не умеют читать и писать, не могут за собой ухаживать, очень много лежачих людей. Самые простые вещи доставляют им невероятную радость и счастье. Волонтёры могут просто пройтись по комнатам с гитарой, попеть им песни.

Сначала мы переживали, как волонтёры к этому отнесутся, но у них сложились очень тёплые отношения с подопечными. Там люди, как пятилетние дети, по уровню мышления и развития. Волонтёры ещё не успели на пороге появиться, они к ним уже бегут, налетают, обнимают, что-то наперебой рассказывают, несмотря на то, что им по 30-40 лет.

Для ПНИ у нас большая программа, все сделано волонтёрами. Они ставят совместные спектакли, участвуют в различных фестивалях, хотят забег организовать.

Волонтёры – это в основном молодые люли?

Да, средний возраст 25-35 лет, студенты бывают, но мало. Обычно это те, кто уже выучился, устроился на работу и твёрдо стоит на ногах. Важно, что именно эти люди, сформировавшиеся личности, едут к детям. 70% волонтёров девочки, а 30% – мальчики. Многие в «Клубе» находят единомышленников и друзей: занимаются бегом, собираются по вечерам песни попеть, в мафию поиграть. Из общего дела – пришли помочь детям – вырастает многогранный клуб.

Мощный толчок развитию волонтёрства дала Олимпиада в Сочи. Когда её готовили, 25 тыс. волонтёров набрали, а заявок поступило 100 тыс.! Конечно, там событийное волонтёрство, у нас социальное, но произошла популяризация этого вида деятельности, а дальше люди сами пошли кто куда.

Если человек не хочет быть массовиком-затейником, чем он ещё может помочь вашему движению? Перевести деньги, отвезти-привезти – это понятно. А ещё что?

К нам часто приходят скромные ребята, которые говорят: «Ой, я ничего не умею, чем я могу быть полезен?».Мы делаем очень простые вещи, чтобы любой человек мог применить себя, и чтобы дети могли это осилить. Например, программа для малышей – будем делать раскраски, аппликации, самодельные открытки. С мальчишками скворечники сделать, с девчонками сшить какую-то игрушку. Паять очень любят, фонарик из проводов – всегда на ура идёт.

Если кто-то может что-то очень здорово сделать, тоже хорошо. Ребята-программисты привозили старые компьютеры, и они с пацанами раскручивали эти ноутбуки, смотрели, что внутри, разбирали детали – это жёсткий диск, это то-то. Рассказ о профессии можно провести. Недавно приезжала девушка-стоматолог, привозила макет зуба, объясняла, как правильно ухаживать за полостью рта.

Бывает ли, что люди не идут в волонтёры, так как боятся, что будут слишком сильно переживать?

Это тоже распространённая ситуация, когда человек боится поехать в интернат: «Мне станет всех жалко, я буду стоять в сторонке и рыдать». Это старые, но до сих пор живущие стереотипы: детский дом как тюрьма, дети голодные, ободранные, никому не нужные. Так, может быть, было в 90-е гг. Но сейчас всё по-другому, это обычные дети. Когда волонтёры приезжают, они прибегают с радостными лицами, обнимаются  с теми, кого уже знают, делятся новостями.

Даже если приехал в интернат и столкнулся с ситуацией, когда действительно жалко, нельзя это показывать. Жалость унижает и оскорбляет как инвалидов, так и детей. Человек не виноват, что у него так сложились обстоятельства. Маленькие это ещё не до конца понимают, но старшие ребята уже сильно чувствуют и могут в ответ проявить агрессию. К ним надо приезжать, как вы бы вышли к ребятам во дворе: «Привет, пацаны, давайте в футбол поиграем». Тогда человек получает положительные эмоции: он подарил детям внимание, позитив, в ответ тоже позитив, происходит обмен. Это мощная и важная связь, жалости здесь нет места.

У обывателя, который краем глаза следит за темой детских домов, есть ощущение, что все казённые учреждения прекрасно профинансированы, а дети в них завалены дорогими подарками. Эта картина соответствует действительности?

Да, сейчас поменялась ситуация по обеспечению интернатов, жилищные условия улучшились – постепенно все детские дома переводят в семейный тип вместо казарменного. Конечно, где-то лучше, где-то хуже условия, нов среднем уровень материального обеспечения вырос.

Что касается телефонов, планшетов, подарков, это беда и проблема, которую порождают сами люди, не понимающие, кто такой ребёнок в детском доме. Мы с«Клубом волонтёров» как раз хотим сформировать в обществе понятие «умной благотворительности»: не надо детям привозить дорогостоящие подарки. Это всё имеет, к сожалению, очень плохие последствия.

Дорогие подарки формируют менталитет «Мне все должны, все передо мной виноваты?»

Абсолютно верно. Я бедный-несчастный, я же в детском доме живу, и мне все должны. А потом ребёнок с этим чувством выходит за стены интерната. Но он уже взрослый, ему никто не скажет: «Ой, ты такой бедненький, давай я тебя на работу устрою и зарплату буду платить двойную». Во-вторых, на следующий день ребёнок бежит в ближайший магазин или на трассу, продаёт  планшет за 500 руб. и покупает на эти деньги сигареты, алкоголь, ещё какую-то дрянь.

К нам иногда обращаются компании: «Вот, мы хотим детям подарки сделать». Мы прилагаем все усилия, чтобы отговорить их. Организуйте для детей выезд в Москву, в цирк их свозите, на представление. Это будет гораздо лучше, они получат эмоции, а не этот несчастный телефон.

Мы будем стараться выходить на бизнес, проводить семинары. Ведь у нас есть этот опыт, мы знаем, какие будут последствия. Давайте лучше продумаем круг программ. Давайте привезём детей к вам в офис, и вы расскажете, кто чем занимается, покажете, как всё устроено. Можно провести с подростками мини-собеседование. Они же ничего не знают: как устроиться на работу, как написать резюме, никто их этому не учит. Мы хотим привлекать компании к социальной адаптации детей.

Если вы собираете деньги, то на что они направляются?

Всем по чуть-чуть стараемся, туда, где есть проблемы. В каждом интернате свои сложности. Водном детском доме ремонтируем крышу, в другом –кабинет дополнительного образования. Мебель покупаем, можем гигиенических средств привезти, иногда кроссовки ребятам.

Мы вывозим детей в Москву, ездим на мероприятия в Калугу и Тверь. Сейчас в «Клубе» два крупных проекта: фестиваль раз в год и футбольный турнир, часть бюджета сюда направляем. Можем привлечь дополнительных педагогов – тренера по футболу, по шахматам, преподавателя по автоделу. Администрация часто просит, они педагога находят, а мы финансируем его ставку.

«Умная благотворительность»подразумевает только работу с представителями крупных корпораций или что-то ещё?

«Умная благотворительность» и для обычных граждан, мы хотим нести это понятие в массы. Главная функция программы – информативная. Возможно, сделаем раздел на сайте, который будет ей посвящен.

Почему она родилась? Сама по себе выросла. Мы видим, какой вред наносят люди по незнанию, думая, что они помогают. Когда нам директор звонит перед Новым годом: «Пожалуйста, не привозите нам сладкие подарки, у нас у каждого ребёнка их по 5 штук». Мы как люди, работающие в благотворительности, влияющие на детей, на общество, должны эту просветительскую функцию взять на себя.

Многие компании звонят нам: «Мы хотим «дерево желаний» у себя в офисе, дайте нам письма детей» (когда ребёнок пишет «Дедушка Мороз, я хочу то-то»). А мы говорим, что не надо этого делать. Несколько лет назад «Клуб» по незнанию согласился участвовать в «дереве желаний». Один ребёнок написал «хочу конструктор «Лего» на 5000 деталей», а другой – «карандаши и альбом». Каждый сотрудник купил то, что пожелал ребёнок, всё красиво упаковали. Мы вручили подарки детям, и начался кошмар. Дети плакали: «Почему мне футбольный мяч?» – «Ну ты же сам писал» – «Я уже не хочу». Он видит, что у другого здоровенный конструктор, старшие что-то отбирают у младших и т.д.

Поэтому мы ставим перед собой задачу – максимально переориентировать людей и компании помогать правильно.

Что вы бы сказали тем, кто ещё только задумывается о волонтёрстве?

Мы стоим на пороге очень мощного развития благотворительности в России. Волонтёрство – это модно, кому-то помогать. Поэтому будет очень здорово, если люди, которые имеют такое желание, не будут бояться, а придут и попробуют. Человек при этом ничего не теряет, а только приобретает: новый опыт, новые знакомства, новые горизонты. А дальше он уже сам решит, насколько ему это близко.